Skip to content

СУДНОЕ ЛЕТО

Доверие граждан к суду самый яркий показатель состояния судебной̆ системы. Примечательно, что справедливое правосудие важно не только в системах с закрепленными формальными правилами, но и в традиционных обществах. Человеку свойственно искать третью сторону/арбитра для разрешения спора. Если для традиционного общества характерно, что стороны договариваясь выбирают арбитра, сами решают вопрос доверия к нему, то в обществе с закрепленными формальными правилами эти опции сводятся к минимуму. Часто у граждан нет выбора обращаться ли к этой судебной системе или нет (речь о странах с низким индексом демократии, где у общества много вопросов к выборам). Кроме того, справедливое правосудие то право, которое является неотчуждаемым.[1] Отсутствие справедливого правосудия парализует любые экономические отношения между индивидами, бизнес не в состоянии просчитать риски, стороны взаимодействуют в неравном положении, так как решающими факторами становятся не законы рынка, а наличие административного ресурса.

Доверие граждан к суду самый яркий показатель состояния судебной̆ системы. Примечательно, что справедливое правосудие важно не только в системах с закрепленными формальными правилами, но и в традиционных обществах. Человеку свойственно искать третью сторону/арбитра для разрешения спора. Если для традиционного общества характерно, что стороны договариваясь выбирают арбитра, сами решают вопрос доверия к нему, то в обществе с закрепленными формальными правилами эти опции сводятся к минимуму. Часто у граждан нет выбора обращаться ли к этой судебной системе или нет (речь о странах с низким индексом демократии, где у общества много вопросов к выборам). Кроме того, справедливое правосудие то право, которое является неотчуждаемым.[1] Отсутствие справедливого правосудия парализует любые экономические отношения между индивидами, бизнес не в состоянии просчитать риски, стороны взаимодействуют в неравном положении, так как решающими факторами становятся не законы рынка, а наличие административного ресурса.

Так, например, Л. Лессиг (в одном из своих интервью) отмечает политизированность и американского суда, однако, соглашается с тем, что отмена судом своего же акта есть подрыв доверия ко всему судебному институту. Одними из самых интересных моментов в истории Верховного суда можно считать случаи, когда судьи воздержались от того, что, по их мнению, было бы воспринято как некий политический шаг. В 1992 г. в деле Planned Parenthood v. Casey встал вопрос об отмене решения по делу Roe v. Wade. К сожалению, и в Российской Федерации на сегодняшний день имеются примеры, когда суд (в частности, Конституционный Суд РФ) своим актом фактически противоречит своей же позиции.[2] Хоть и ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации» также требует последовательности своей позиции. Данная проблема прослеживается и в отношении судов общей юрисдикции. Ярким примером являются политизированные дела. Так, лето 2019 в Москве выдалось «жарким». Я очень рад, когда благодаря общественному давлению отменяются несправедливые и несоразмерные судебные акты. В то же время, это еще более подрывает доверие к судебной системе. Независимый суд не должен зависеть и от общественных настроений. Хотя, на мой взгляд, здесь речь скорее об административном давлении. Ваши политические взгляды — это вы сами, и ваша идеология делает вас тем, кто вы есть, и, конечно, вы видите мир через эту призму. И в этом смысле улучшить судей̆ и сделать их более нейтральными за счет, например, дисциплинарных мер не получится. Эта проблема может быть решена путем сокращения числа случаев, о которых судьям приходится выносить свое суждение.

 Лессиг справедливо отмечает, что подобная проблема весьма распространена и коррелирует она также с тем, как судьи назначаются. Приведенный Лессигом пример с Японией, когда статистически чаще назначаются на новый срок и именно те судьи, чьи позиции совпадали с позицией правительства ярко демонстрирует, что даже вполне устойчивой демократии данная проблема не чужда.[3] 

Несомненно, что независимый суд это та институция, которая входит в перечень неотчуждаемых прав человека, ибо, отсутствие таковой ставит под сомнение соблюдение каких-либо иных прав. 



[1] Данный тезис подтверждается актами ЕСПЧ, Конституционного Суда ФРГ, Конституционного Суда РФ.

[2] Речь о Постановлении КС РФ №2-П от 18 января 1996 г. («Алтайское дело»).

[3] Журнал «ЗАКОН» № 5 май 2019

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.