Skip to content

Я буду жить вечно в ваших сердцах (зачеркнуто) сетях

Смерть всегда являлась одной из основных тем религиозных практик, философии, медицины, искусства и права. Религии и вовсе «монополизируют» смерть, делая её частью своего «потустороннего» мира. Все они обращаются к специфическим особенностям процесса умирания и тому загадочному, мистическому состоянию, которым характеризуется приход смерти, для придания значимости вечным темам: понятию судьбы, существованию Бога, поискам своего места в жизни и так далее. И вот уже Ватикан пытается не отставать от трендов, признавая, что, например, кремация допустима («так как это не затрагивает бессмертную душу умершего и не мешает последующему воскрешению»). Смерть продолжает оставаться той же, но ритуалы меняются. Люди начинают пересматривать фотографии, видео и переслушивать аудио. В мире появляются услуги по отправке праха усопшего в космос, по изготовлению из праха виниловых пластинок и созданию почвы для дерева, которое можно посадить на своём участке. Если говорить о мемориалах, примечательно, что в Германии есть кладбище-парк: человек может перед смертью попросить разместить свой прах у определённого дерева. Родственники усопшего приходят не совсем на кладбище, а скорее к дереву. В западной социологии (применяется термин «death studies» — наука о смерти). Это некая совокупность гуманитарного знания, касающегося тематики смерти и умирания, но речь скорее о реакции на смерть. Реакции с точки зрения психологии и социологии. 

Если с материальным наследием человека более или менее всё ясно, то не совсем понятно, что делать с его цифровой личностью. Аккаунт в социальных сетях и мессенджерах перестал быть просто способом коммуникации между двумя друзьями из разных уголков планеты. Аккаунт в условном Facebook содержит огромное количество персональных данных личности, его фотографии (по которым можно проследить его достижения, даже личную жизнь), предпочтения, политические взгляды, любимые книги и т.д. Эта информация сразу заинтересовала маркетологов, что подтверждается рекламой, которую вы видите на своей странице. Таргетинг легко поймёт, что вы искали отель для отдыха, предложит вам авиабилеты для перелёта, подберет путёвки. По мнению маркетологов, необходимо узнать около «30 лайков» человека, чтобы составить его персональный портрет. Удивительно, но с каждым лайком мы формируем свою цифровую личность. Что же происходит, которая реальная личность умирает? Аккаунт превращается в подобие мемориальной страницы. Люди публично выражают соболезнования, ставят тёмные картинки на аватарки и так далее. Я не ставлю целью проанализировать роль и место социальных сетей, однако один важный аспект стоит отметить. Каждый пост направлен на всех и никого одновременно. Пост потенциально могут прочитать все и никто. 

Возможность разговаривать с собеседником и обладать шансом дистанционно увидеть его в любую секунду часто переносят современного человека в плоскость аккаунтов. Мы заходим на страницу в социальных сетях, чтобы понять, что у нашего приятеля или друга нового, где он путешествовал, чем стал увлекаться и пр. Соответственно, вполне объяснимо, что когда он умирает, то восприятие его страницы в социальной сети всё ещё занимает важное место. Подобное поведение часто помогает пережить горе.

Вопрос о том, как поступать с мёртвыми страницами пользователей Facebook, разработчиков не заботил до 2009 года. Тогда друг Макса Келли, бывшего сотрудника отдела защиты персональных данных Facebook, был сбит машиной. После этого Келли оставил публичную запись для пользователей социальной сети: «Мы никогда раньше об этом не задумывались. Теперь профили умерших можно увековечить и делиться светлыми воспоминаниями о них на стене пользователей». Так на Facebook заработали «страницы-мемориалы». Для подтверждения смерти человека требуется отправить копию медицинского заключения или свидетельства о смерти. После этого администрация сайта замораживает страницу пользователя (при этом оставлять комментарии на стене и публиковать фотографии возможно). Страница превращается в подобие цифровой могилы. Процедурно это выглядит следующим образом: аккаунты в памятном статусе — это место, объединяющее друзей и родственников, где они могут обмениваться воспоминаниями о человеке, который ушел из жизни. Аккаунты в памятном статусе обладают основными характеристиками:

  • Слово «Вспоминаем» будет отображаться в профиле человека рядом с его именем.
  • В зависимости от настроек конфиденциальности аккаунта умершего человека, его друзья могут делиться воспоминаниями в хронике этого аккаунта с памятным статусом.
  • Публикации, которые создавал умерший (например, фото или видео), остаются на Facebook и будут видимы для той аудитории, для которой они были опубликованы.
  • Хроники аккаунтов, для которых установлен памятный статус, не отображаются в разделе «Вы можете их знать» или напоминаниях о днях рождения.
  • Никто не сможет войти в аккаунт в памятном статусе.

Хранитель – это выбранный пользователем при жизни человек, который будет отвечать за аккаунт после смерти пользователя (Хранитель может принимать запросы на добавление в друзья от имени аккаунта в памятном статусе, прикрепить памятную публикацию в профиле или изменить фото/видео профиля. Если в аккаунте в памятном статусе есть раздел для памятных публикаций, хранитель может решить, кто будет видеть такие публикации). Цифровой душеприказчик, если угодно.

Googleвидимо избегает тему смерти своих пользователей и называет свой сервис «На всякий случай». Сервис «На всякий случай» позволяет уведомить выбранного пользователем человека или открыть ему доступ к определенным данным из аккаунта, если им перестанут пользоваться. 

Сейчас в мире активно обсуждается тема цифровой личности. В некоторых европейских странах можно получить весь спектр государственных услуг посредством компьютера или смартфона, не выходя из дома. Но личность конечна. И, подозреваю, что цифровая тоже. И горе такое необъятное должно иметь путь своего выхода. И пусть мягкие сердца людей имеют возможность запечатлеть память на жестких дисках…

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.